У онкологических больных с депрессией меньше шансов на полноценное восстановление после лечения

Реабилитация после рака молочной железы, желудка, простаты

У онкологических больных с депрессией меньше шансов на полноценное восстановление после лечения

Даже после того, как курс лечения в больнице закончен и врач сообщил, что результаты весьма обнадеживающие, борьбу с онкологическим заболеванием прекращать нельзя.

Рак — болезнь крайне агрессивная, и методы ее лечения тоже не отличаются мягкостью. Как говорится, на войне все средства хороши. Однако многие лечебные методики сами по себе наносят ущерб здоровью.

Поэтому реабилитация после онкологии — обязательная часть борьбы с этим заболеванием.

Восстановление после онкологии — важный этап борьбы с раком

Агрессивное лечение рака — химиотерапия и оперативные вмешательства — чревато множеством осложнений.

Среди них — послеоперационные боли, нарушение работы пищеварительной системы и почек, застой лимфы, проблемы с суставами, малокровие, выпадение волос, сильная слабость, отсутствие аппетита, тошнота и рвота (частые спутники химиотерапии).

Кроме того, утомительное лечение и неясные перспективы на будущее часто приводят к неврозам и депрессиям. Свести эти проявления к минимуму возможно, если вовремя начать программу реабилитации.

Увы, в нашей стране реабилитации после онкологии не придается достаточного значения. В основном этим вопросом занимаются частные клиники. Однако реабилитация после онкологии необходима.

Восстановление после онкологии включает в себя несколько направлений.

Во-первых (и это самое важное!), требуется поправить здоровье и по возможности устранить ущерб, нанесенный оперативным вмешательством и химиотерапией.

Многих пациентов волнует и восстановление внешнего вида, однако это — не цель реабилитационной терапии, а скорее, ее следствие. Главное сейчас — устранить соматические нарушения и привести показатели крови к норме.

Во-вторых, людям, пережившим онкологическое заболевание, требуется помощь психотерапевта. Рак — очень серьезное испытание, и без работы со специалистом у пациентов могут развиться такие психологические проблемы, как повышенная тревожность и депрессия.

В-третьих, необходима социальная и бытовая реабилитация. Онкологическое заболевание меняет жизнь человека, и с этими изменениями нужно учиться жить.

Особенно важная задача — вернуть жизненные силы, поскольку утомляемость и хроническая усталость — одни из самых распространенных последствий химиотерапии. Упадок сил делает пациента пассивным, лишает воли к выздоровлению и не дает вернуться к привычному образу жизни. Однако правильно разработанная программа реабилитации помогает справиться и с этим.

При некоторых видах онкологических заболеваний (например, при раке груди) полное возвращение к привычному образу жизни без реабилитации возможно только для половины пациентов.

Направления реабилитации после рака

Реабилитация после любого онкологического заболевания предполагает комплексный подход и непрерывность. Иными словами, для успешного восстановления после онкологии необходимо использовать различные методы активной реабилитации и придерживаться системного подхода. Реабилитация после онкологии включает в себя следующие направления:

  • Психологическая реабилитация. Работа с психотерапевтом необходима — она поможет отыскать и использовать психический ресурс, нужный для борьбы с болезнью. Врачи единодушны: у пациента, сохраняющего волю к жизни и позитивный настрой, гораздо больше шансов побороть рак. Существует даже особая специализация — психоонколог, такие врачи работают при онкологических диспансерах и в центрах реабилитации после онкологии.
  • Восстановление мышечной силы и выносливости. Лечебная физкультура также важна, она позволяет поддерживать мускулы в тонусе и наращивать мышечную массу, улучшает кровообращение и ускоряет заживление после операций. Кроме того, упражнения способствуют лимфодренажу и снятию отеков. Но заниматься нужно под контролем врача — слишком интенсивные нагрузки приносят больше вреда, чем пользы.
  • Воздействие на метаболизм организма. Химиотерапия оказывает самое губительное воздействие на обменные процессы. Именно по этой причине больные раком часто теряют вес и испытывают слабость. Для нормализации обменных процессов назначают прием минералов и витаминов, а также ЛФК. Укрепление иммунитета. Химиотерапия снижает естественные защитные силы организма, и даже простая простуда, с которой иммунная система здорового человека справляется за пару дней, может стать серьезной проблемой для пациента, пережившего несколько курсов лечения рака. Для укрепления иммунитета применяют витаминные комплексы, гимнастику, специальные диеты, физиотерапевтические процедуры.
  • Восстановление когнитивных функций. Память, внимание, способность к концентрации также страдают после курса химиотерапии. Нередко пациенты отмечают у себя спутанность сознания или признаются, что забывают о самых простых повседневных вещах. Для восстановления когнитивных функций применяют препараты, нормализующие работу сосудов головного мозга, дието- и витаминотерапию, а также специальные упражнения.
  • Реабилитация, направленная на возвращение бытовых навыков. Эрготерапия — метод восстановления утраченных двигательных навыков, который уже много лет используется в европейских клиниках. В России же это относительно новое направление. Эрготерапия — это постепенная выработка алгоритма движений, необходимых для выполнения обыденных задач.
  • Профилактика лимфостаза. По статистике лимфостаз (застой лимфы) развивается у 30% больных со злокачественными новообразованиями. Он ограничивает подвижность, вызывает отеки и боль. Для профилактики лимфостаза и борьбы с ним используется специальный массаж, прессотерапия, а также аппаратные методики, например лечение при помощи лимфодренажного аппарата Lympha Press Optimal, позволяющего точно соблюсти силу давления.
  • Профилактика остеопороза. Остеопороз — нередкое явление у онкологических больных, особенно у тех, кто страдает раком простаты, груди или яичников. Для борьбы с остеопорозом назначают диету, богатую кальцием и витамином D, легкие физические упражнения и курс препаратов от остеопороза (чаще всего назначают бифосфонаты).

Реабилитация после рака молочной железы

Самые распространенные проблемы, возникающие у пациенток после рака молочной железы, — отеки рук из-за застоя лимфы после мастэктомии, стресс и депрессия после операции по удалению молочной железы, формирование болезненных (и неэстетичных) рубцов, а также все общие последствия лучевой терапии.

Для лимфодренажа применяют физиотерапевтические методы, прессотерапию и массаж, а также лечебную гимнастику. Очень важна работа с психотерапевтом, поскольку нередко удаление железы приводит к развитию комплекса неполноценности и депрессии. Условно к реабилитационным методам можно отнести протезирование молочной железы.

Сроки реабилитации после рака молочной железы индивидуальны, но в среднем на восстановление уходит 12–24 месяца.

Реабилитация после рака желудка

Восстановление после рака желудка требует времени: ускорить срастание сухожильного и мышечного корсета после операции очень трудно. Однако облегчить состояние после резекции желудка все же возможно. Большую роль играет диета.

При неправильном питании пища будет попадать в кишечник полупереваренной, а это вредно и крайне неприятно. Диета при восстановлении после рака желудка должна быть сбалансированной, богатой белками, но с низким содержанием углеводов, соли и специй.

Необходимо принимать ферменты и желудочный сок, это поможет нормализовать пищеварение. При соблюдении всех правил восстановительной терапии период реабилитации занимает 9–18 месяцев.

Реабилитация после рака простаты

Проблемы с мочеиспусканием — одно из самых заметных последствий рака простаты. Поэтому в программу реабилитации входят упражнения для укрепления мышц тазового дна. Они необходимы для того, чтобы после удаления катетера мочевой пузырь снова смог «научиться» функционировать нормально.

Восстановление после рака простаты длится 3–6 месяцев. Через полгода функции мочевого пузыря и мускулатуры тазового дна полностью восстанавливаются у 96% пациентов, прошедших курс реабилитации.

Следует помнить о том, что эрекция будет восстанавливаться медленнее — в среднем на это уходит 6–12 месяцев.

Для ускорения процесса восстановления эрекции рекомендован прием ингибиторов фосфодиэстеразы-5.

Говоря о реабилитации, обычно подразумевают меры, принимаемые после операции или курса химиотерапии. Но не менее важна и превентивная реабилитация — подготовка к лечению.

Рекомендуется пройти курс психотерапии, цель которого — позволить человеку понять необходимость лечения и морально к нему подготовиться. Используются и седативные препараты, улучшающие сон и снимающие нервозность.

Еще до операции нужно принять меры по укреплению сосудов, почек, печени — для этого используются витаминные и медикаментозные препараты.

Источник: https://www.pravda.ru/navigator/vosstanovlenie-posle-onkologii.html

Рак и депрессия

У онкологических больных с депрессией меньше шансов на полноценное восстановление после лечения

Я давно собирался написать статью о депрессии при онкологических заболеваниях. Долгое время я это откладывал, пока очередной мой больной не в пал в тяжелейшую депрессию.

Именно это и послужило стимулом к написанию этой статьи.

Многие при онкологии впадают в депрессию причем она может быть от легкой и кратковременной и до затяжной.

Пусковой механизм такой апатии понятен – выявленная  онкология. Но только переносят ее люди по разному.

В тяжелых формах депрессии при раке они отказываются как от лечения, так и от приема пищи. Любой врач скажет вам, что если онкобольной отказывается есть, за исключением той ситуации, когда прием пищи невозможен физиологически (например опухоль пищевода или желудка), то его выписывают из больницы – лечить такого больного бессмысленно.

Поэтому так важно какможно скорее вывести больного из депрессии. Часто решение этой проблемы ложится на плечи родственников.

Кроме того депрессия бывает и в процессе лечения. Противораковое лечение, особенно химиотерапия, в большинстве случаев проходит очень тяжело. По другому и быть не может, так как препараты, применяющиеся в химиотерапии, губительно действуют на весь организм и расчет лишь на то, что здоровые клетки восстановятся, а раковые клетки восстановиться не смогут.

Однако пациент не всегда это понимает, и даже если понимает, ему все равно бывает очень тяжело. Создается ощущение, что с каждым курсом химиотерапии он приближается не к выздоровлению, а к смерти. Это тоже может стать  толчком для тяжелой депрессии.

Иногда бывает и так, что у больного развивается депрессия после рака, т.е. после успешного излечения рака.

Здесь причиной такого состояния может быть боязнь того, что болезнь вернется.  Запущенная канцерофобия может спровоцировать такое состояние. Подробнее о канцерофобии читайте по ссылке.

Основные признаки депрессии при раке

Человек становится неконтактным, отвечает односложно и видно, что общение с кем бы то ни было, включая даже самых близких людей, его тяготит. Отказаться от беседы он не может, потому что его окружают близкие люди или врачи, но видно, что разговаривать он не хочет.

При этом он выдвигает любые предлоги к скорейшему прекращению беседы -устал, болит и т.д. В случае тяжелой апатии он отворачивается от собеседника.

Человек отказывается от продолжения лечения по причинам, не связанным с невозможностью продолжать это лечение. При этом каких либо аргументов он не выдвигает, говорит, что надоело, хочу отдохнуть, отложим на некоторое время и так далее.

Больной отказывается полностью или частично от приема пищи по причинам, несвязанным с невозможностью ее принимать. При этом он использует отговорки – не хочется, потом, нет аппетита и так далее.

Человек отказывается от самостоятельного передвижения, не хочет вставать с кровати (если физиологически он это может

делать), не интересуется окружающим миром (книги, радио, телевизор), либо наоборот сутками смотрит телевизор, при этом если спросить его о том, что он смотрел, он навряд ли сможет вам ответить.

Он отказывается мыться, бриться, переодеваться и вообще заниматься собой и содержать себя в порядке.

Это далеко не полный перечень признаков депрессии, но это основные симптомы, по которым вы можете понять, что с вашим близким что-то не так. Могут быть и другие проявления, например, желание смерти самому себе, и прочее.

Такое состояние крайне опасно. Это как нарыв, внутри психики самого человека. Если этот нарыв не вскрыть, не дать ему выплеснуться, не важно, в какой форме, пусть даже в форме агрессии, то состояние глубокой апатии очень быстро приведет онкологического больного к смерти.  

В таком состоянии ресурсы организма тратятся очень быстро. А каких-либо ресурсов, поддерживающих организм,  извне – пищи, витаминов, медикаментов не поступает.

Депрессия и рак –  как вернуться к жизни

Часто родственники обращаются ко мне с вопросом – как привести больного в нормальное состояние, как выйти из депрессии при онкологии. Вопрос этот очень сложный.

Вывести из депрессии очень тяжело в рамках нашей существующей государственной медицины.  Далеко не все учреждения  могут похвастаться наличием профессионального психолога, который умеет работать с онкологическими больными. Здесь инициативу приходится брать в руки родственникам пациентов.

Есть несколько вариантов с помощью которых можно попытаться вывести человека из этого состояния. Я говорю попытаться именно потому, что психология в данном случае не может что-либо предсказать на 100%.

Варианты могут быть следующие:

  • психологическая помощь, о ней я напишу в самое ближайшее время отдельную статью, это отдельная тема
  • медикаментозная помощь.

Далеко не всегда можно использовать медицинские препараты для вывода из состояния апатии. Причина в том, что пациент итак получает достаточное количество лекарственных препаратов, и не всегда их можно сочетать с другими препаратами.

Чтобы вы представляли, какие препараты можно использовать в случае депрессии, рекомендую вам  перейти по ссылке. Здесь препараты ранжированы по ряду признаков, по силе воздействия, и даны краткие пояснения к каждому из препаратов.

Препараты от депрессии

Если  говорить в двух словах, то  используемые для преодоления глубокой апатии препараты можно подразделить на  следующие категории:

  • Аналептические препараты  – оказывают сильное возбуждающее действие на дыхательный и

сосудодвигательный центр продолговатого мозга, стимулируя дыхание и кровообращение, а также некоторые отделы центральной нервной системы. Дают весьма быстрый эффект. К ним относятся, например, Бемегрид, Камфора, Коразол. 

  • Психостимулирующие препараты оказывают влияние на различные функции головного мозга, позволяют достичь очень быстрого эффекта. Примеры препаратов из этой группы — Сиднокарб, Меридил, Сиднофен, Индопан.
  • Также используются нейролептики – Аминазин, Галоперидол.
  • Возможно использование и транквилизаторов (анксиолитики) – Афобазол, Нитразепам и др.

Однако, хочу обратить ваше внимание – самостоятельное назначение таких препаратов без совета с врачом не допускается.

Эти препараты также используются для лечения людей с сильными психологическими отклонениями, в том числе в условиях специализированных отделений медицинских учреждений.

Некоторые из них на время (2-3 дня) погружают человека в лекарственный сон, по выходе из которого есть большая вероятность, что он вернется к нормальному состоянию (отдохнет, успокоится).

Некоторые препараты воздействуют на те или иные отделы головного мозга, понижая чувствительность к раздражителям.

Другие, наоборот, укрепляют нервную систему. Повторюсь, я объясняю это все упрощенно, подбирать эти препараты должен только врач и рассчитывать их дозировки, с учетом других принимаемых препаратов.

Что же касается психологической помощи, то, если говорить коротко, здесь надо приглашать либо профессионального психолога, который сможет подобрать ключик к пациенту, если  онкобольной – верующий, то можно пригласить священнослужителя, чтобы он побеседовал и с позиции веры указал, как переносить тяготы.

Либо родственники могут сказать, как им будет плохо, если он их покинет, и больной может стараться жить именно для близких людей. Либо удается перевести внимание больного на какой-то иной предмет, пусть даже и негативного свойства. Например, он не может умереть, потому что ему нужно заботиться еще о ком-то, подтянуть внука по математике и так далее, заботиться о заболевшей собаке.

В заключении хочу сказать то, что я говорил и писал многократно. Онкологические больные не так часто умирают от самой опухоли, чаще они умирают по причине кахексии – отказа от пищи и истощения.

Именно депрессия как минимум в половине случаев является причиной раковой кахексии. Всеми возможными способами старайтесь вывести своего близкого из такого состояния, иначе он покинет вас очень быстро.

К сожалению, мне не раз приходилось видеть такую ситуацию, что человека можно спасти и продлить ему жизнь на год-два, а он махнул на себя рукой и сгорел как свечка.

Боритесь за своих родных! Есть то, что не может сделать врач-онколог, выведение из депрессии как раз такой случай, это можете сделать вы – близкие ему люди.

Источник: http://www.onkolog-rf.ru/rak-i-depressiya

Лечение депрессии у онкобольных. Применение Коаксила

У онкологических больных с депрессией меньше шансов на полноценное восстановление после лечения

Проблема депрессии у больных с хронической патологией известна давно, но, к сожалению, не пользуется должным вниманием врачей, занимающихся лечением соматической патологии. Депрессия и тревога, тем временем, завоевывают все более уверенные позиции, чему способствуют ритм современной жизни, нарастание опасности в повседневной жизни, информационная агрессия.

Депрессии у онкологических больных относятся к нозогенным и соматогенным депрессиям.

Выделяют ряд факторов, повышающих риск развития депрессии у онкологических больных, которые можно объединить в 3 категории, связанные с самим онкологическим заболеванием, с его терапией, социальными факторами.

Следует отметить, что среди них наибольшее значение придается психотравмирующему воздействию информации о диагнозе онкологического процесса.

Так, с помощью специально разработанной статистической модели подтверждено, что у 51% пациентов со злокачественными заболеваниями белой крови такой диагноз сопровождается умеренным, а еще у 14% – тяжелым дистрессом в форме очередной депрессии, резко снижающей качество жизни. Другим стрессогенным фактором являются побочные эффекты консервативных методов лечения – радио- и химиотерапии.

По данным сплошного клинико-эпидемиологического обследования 921 пациента крупной многопрофильной больницы Москвы в числе психогенных депрессий нозогенные достоверно чаще встречаются у пациентов с тяжелыми, угрожающими жизни или инвалидизацией соматическими заболеваниями, к которым, безусловно, можно отнести и онкогематологических больных.

По данным того же автора, дистимическое расстройство, которое наблюдают у 22,1% страдающих депрессией больных, обнаруживает связь с затяжными соматическими заболеваниями и с частотой до 25-30% встречается у онкологических больных. Риск развития депрессии возрастает пропорционально продолжительности заболевания, степени адаптации и тяжести состояния больного.

Следует также отметить существенную роль нозогенных депрессий в инвалидизации: инвалидность 2-й группы по соматическому заболеванию оформляется чаще, чем у пациентов без депрессии – 31,8% против 20%.

Являясь серьезной проблемой, депрессия опосредовано утяжеляет течение соматических заболеваний, особенно хронических, что происходит как на физиологическом уровне, так и на психологическом: снижается оценка переносимости лечения, приверженность к лечению, что при условии длительной терапии пациента с хронической онкогематологической патологией сказывается отрицательно на динамике заболевания. В борьбе с хроническим заболеванием очень важно, чтобы пациент являлся союзником врача, и притом активным, что при клинически выраженной депрессии невозможно вообще, а при субклинически выраженной имеет место только на словах во время врачебного приема. Возвращаясь домой, в привычную, а зачастую психотравмирующую, хронически стрессовую ситуацию, пациент неспособен активно противостоять не только жизненной ситуации, но и болезни.

Проблема депрессий у хронических онкогематологических больных хорошо известна, в 80-х годах прошлого века делались попытки лечения этого синдрома с применением психотерапевтических методик. Следует отметить неплохой эффект лечения.

Однако в силу сформировавшегося менталитета далеко не каждый пациент соглашается на подобное лечение, ссылаясь либо на отсутствие средств, либо испытывая психологический дискомфорт при самом факте посещения кабинета психотерапевта.

К тому же лечение пациента с депрессией и хронической соматической патологией, в частности онкогематологической, не может ограничиваться лишь психотерапией; здесь необходима и фармакотерапия антидепрессантами.

Антидепрессанты – применение при наличии онкогематологических заболеваний

В доступной литературе сведений об эффекте применения антидепрессантов у пациентов с хроническими онкогематологическими заболеваниями обнаружить не удалось, поэтому было выполнено исследование, имевшее следующую цель:

  • выявить распространенность и выраженность депрессивной симптоматики у хронических онкогематологических больных;
  • оценить эффективность антидепрессивной терапии в комплексной терапии данной группы заболеваний и влияние редукции симптомов депрессии на редукцию симптомов основного заболевания;
  • оценить в целом необходимость антидепрессивной терапии у хронических онкогематологических больных.

Материалы и методы

Исследование проводили среди амбулаторных пациентов, регулярно посещающих городской консультативный гематологический кабинет. Из всей группы хронических онкогематологических заболеваний были выбраны хронический лимфолейкоз 1-2 и 2-й стадий и сублейкемический миелоз.

Данные виды патологии, во-первых, достаточно широко распространены; во-вторых, такие пациенты лечатся длительно и регулярно посещают врача, что дает возможность лучше отследить динамику. На диспансерном учете в Самаре на ноябрь 2005 г. по поводу этих двух заболеваний состояли 430 человек.

Все они были протестированы на наличие депрессивной симптоматики по шкале НАББ.

У всех без исключения пациентов были обнаружены симптомы депрессии: клинически выраженная депрессия и тревога одновременно выявлена у 37 человек, клинически выраженная депрессия и субклинически выраженная тревога – у 8 человек, субклинически выраженная депрессия и клинически выраженная тревога у 26 человек, у остальных 78,85% – субклиническая выраженность обоих синдромов.

Прием антидепрессантов прямо показан был, таким образом, 91 человеку, и крайне желателен еще для 171 человека, у которого степень выраженности симптоматики была пограничной между субклинической и клинической.

Со всеми этими пациентами была проведена индивидуальная беседа, в которой разъяснялась природа депрессии, механизм действия антидепрессантов, перспективы улучшения качества жизни. Тем не менее, антидепрессивную терапию назначили 36 пациентам, остальные в силу ряда причин отказались от лечения.

В анамнезе у 7 пациентов имелись указания на предшествующую антидепрессивную терапию. При этом в 2 случаях пациенты прекращали лечение вследствие побочных эффектов, а в 5 – вследствие неэффективности.

Из 36 пациентов 20 страдали хроническим лимфолейкозом 2-й стадии.

Получали стандартную цитостатическую терапию Лейкераном и не получали гормонотерапию 12 мужчин и 8 женщин в возрасте 56±4,21 года; 16 человек с сублейкемическим миелозом, эритремической фазой, как с синдромом гипертромбоцитоза так и без него, 10 женщин и 6 мужчин в возрасте 63±2,25 года получали стандартную цитостатическую терапию Гидроксикарбамидом и не получали гормонотерапию.

Контрольную группу численностью 30 человек сформировали из пациентов, отказавшихся от приема антидепрессантов.

Повторные обследования по шкале НАББ проводились трижды: через 2 нед после начала терапии, через 1 мес и через 3 мес с начала терапии. Одновременно проводили исследование клинического анализа крови, а для пациентов с синдромом спленомегалии – УЗИ брюшной полости, обследование проводили как у пациентов, принимавших антидепрессанты, так и у пациентов контрольной группы.

В качестве антидепрессанта был выбран Коаксил по следующим причинам:

  • доказанная высокая антидепрессивная эффективность;
  • доказанная опосредованная компенсация соматических расстройств;
  • доказанная эффективность в отношении тревоги;
  • нет противопоказаний для гематологических больных, нет побочного воздействия на систему крови;
  • нет необходимости титровать дозу;
  • нет синдрома отмены;
  • возможность бесплатного обеспечения федеральных льготных пациентов.

Следует отметить, что спектр выбора антидепрессантов достаточно широк, однако перечисленным критериям отвечает только Коаксил. Особо следует обратить внимание, что антидепрессант Пиразидол отечественного производства у гематологических больных применять не следует – есть прямые противопоказания.

Коаксил назначали в дозе 12,5 мг 3 раза в сутки, длительность курса составила 3 мес с продлением лечения по возможности до 6 мес.

Результаты

1. Субъективная оценка состояния

Оценку проводили простейшим способом опроса больных, которым предлагали ответить, лучше им стало или хуже, причем как в соматическом, так и психическом плане.

В группе принимавших Коаксил субъективное улучшение отметили все без исключения пациенты, в контрольной группе подавляющее большинство вообще не отметили никаких изменений субъективного состояния, несколько пациентов почувствовали ухудшение. Незначительное количество улучшений находится в пределах физиологических колебаний.

Улучшение субъективного самочувствия, хотя бы небольшое, не говоря уже о весьма существенном, происходящем при редукции депрессивной и тревожной симптоматики, стимулирует пациента на активное отношение к своему здоровью. Он перестает забывать принимать лекарства, начинает интересоваться здоровым образом жизни и правильным питанием, что при хронических заболеваниях не просто важно, а необходимо.

В контрольной группе положительная динамика депрессии минимальна и скорее случайна, а положительная динамика тревожного синдрома не отмечена. В то же время у 4 человек депрессивная симптоматика усугубилась, у 5 возросли тревожные проявления.

Совсем иная картина в группе пациентов, получавших Коаксил. Абсолютное большинство пациентов показали явное улучшение уже к концу 2-й недели терапии, а к концу 3-го месяца результаты лечения можно было оценить как отличные.

Следует отметить, что депрессивная симптоматика регрессирует быстрее, чем тревожная: к концу 1-го месяца лечения субклиническую депрессию выявляли у 8 человек, а субклиническую тревогу – у 12.

Даже к концу 3-го месяца у 3 пациентов сохранялись симптомы тревожного состояния.

Получив столь обнадеживающие результаты в плане оценки самочувствия и редукции депрессивно-тревожной симптоматики, необходимо выяснить, насколько это влияет на объективное соматическое состояние пациента.

Для этого проводили клинический анализ крови и контроль гепато- и спленомегалии в те же сроки, что и повторное обследование по шкале НАББ. Напомним, что пациенты получили стандартную поддерживающую терапию Лейкераном не более 500 мг в сутки.

Ни у кого из пациентов, вошедших в выборку, за время исследования не возникло такого обострения основного заболевания, которое потребовало бы увеличения дозы цитостатиков более указанного.

Как значительное улучшение расценивали следующий комплекс изменений:

  • снижение лейкоцитоза и уменьшение размеров периферических лимфатических узлов у пациентов с хроническим лимфолейкозом;
  • снижение лейкоцитоза, гипертромбоцитоза и уменьшение размеров селезенки у пациентов с сублейкемическим миелозом.

Как улучшение рассматривали наличие у пациента хотя бы одного из перечисленных выше эффектов.

Состояния без изменений или с разнонаправленными изменениями расценивали как отсутствие динамики.

Следует отметить, что через 2 нед значимых изменений в соматическом и гематологическом статусе пациентов не выявлено.

Абсолютное большинство, около 90% больных, не показали динамики, а оставшиеся 3-4 человека в обеих группах вписываются в картину случайного распределения. Однако уже к концу 1-го месяца лечения различия становятся вполне отчетливыми.

В то время, как в контрольной группе 70% пациентов остаются в прежнем состоянии, в группе получавших Коаксил, число реальных улучшений уже превышает число оценок “без динамики”.

К концу 3-го месяца картина становится еще более яркой при сохранении той же тенденции.

Конечно, для пациентов с хроническими онкогематологическими заболеваниями стабильность состояния тоже является очень неплохим показателем, но если есть реальная возможность обеспечить улучшение, каждый врач должен этой возможностью воспользоваться.

Следует обратить особое внимание на резкую разницу в подгруппе «ухудшение». В группе принимавших Коаксил не было ни одного ухудшения, причем речь идет не о психическом, а о соматическом состоянии.

В группе отказавшихся от приема антидепрессантов количество ухудшений достигло 30.

Чем можно было бы попытаться объяснить подобную картину? Вероятно, как опосредованной через ЦНС гармонизацией гуморального и иммунологического статуса, так и повышением настроя пациента на борьбу с болезнью, формирование саногенного стереотипа поведения.

Таким образом, лечение соматического заболевания пациента при купировании сопутствующего тревожно-депрессивного синдрома проходит намного эффективнее, чем без лечения депрессии.

В заключение следует отметить, что ни в одном случае не наблюдали никаких побочных эффектов на фоне приема Коаксила. Также не отмечено ни одного случая отказа от терапии по причине неэффективности препарата.

Выводы

1. Хронические онкогематологические заболевания в подавляющем большинстве случаев сопровождаются тревожно-депрессивным синдромом субклинической и клинической степени выраженности.

2. Коррекция тревожно-депрессивного синдрома значимо повышает эффективность стандартной амбулаторной поддерживающей цитостатической терапии, существенно улучшает как психическое, так и соматическое состояние пациентов.

3. Препаратом выбора для лечения тревожно-депрессивного синдрома у онкогематологических больных является Коаксил, как наиболее эффективный и безопасный антидепрессант для данной группы пациентов.

Источник: http://doctoroff.ru/lechenie-depressii-u-onkobolnyh

Депрессия у онкологических пациентов

У онкологических больных с депрессией меньше шансов на полноценное восстановление после лечения

Депрессия у онкологических пациентов – симптоматическое депрессивное расстройство, обусловленное переживанием тяжелой болезни, нейрогуморальными изменениями, вызванными ростом опухоли или негативным воздействием онкотерапии.

Основные симптомы: плаксивость, бессонница, снижение аппетита, усталость, раздражительность, тревожность, социальная изоляция, чувство беспомощности, бесполезности, безнадежности. Диагноз устанавливается на основании данных наблюдения, клинической беседы и психологического тестирования.

Для лечения используются медикаментозные средства, психотерапия.

Проблема депрессии при онкологии активно исследуется на протяжении последних десятилетий. Установлена обратная корреляция между тяжестью данного расстройства и выживаемостью пациентов.

Распространенность депрессии определяется локализацией опухоли: поджелудочная железа, надпочечники, головной мозг – до 50%, молочные железы – 13-23%, женские половые органы – 23%, толстый кишечник – 13-25%, желудок – 11%, ротоглотка – 22-40%.

В группе повышенного риска – молодые люди, больные, находящиеся на паллиативном лечении, и пациенты, имеющие аффективные расстройства в анамнезе. Комплексная медико-психологическая помощь депрессивным больным улучшает эффективность основной терапии.

Причины депрессии у онкологических пациентов

Депрессия при онкологическом заболевании может иметь преимущественно невротическое или соматогенное происхождение.

Точные причины установить довольно сложно, так как эмоциональное состояние больного является результатом его восприятия болезни, биохимических сдвигов, обусловленных развитием новообразования, применением лучевой и химиотерапии. Факторы, способствующие депрессии, могут быть сгруппированы следующим образом:

  • Психологические. Известие о болезни становится психотравмирующим событием. Депрессия формируется из-за ухудшения качества жизни – болей, изнуряющих лечебных процедур, нахождения в стационаре, неопределенности будущего, риска летального исхода.
  • Физиологические. Опухоли, расположенные в эндокринных железах и нервной ткани, изменяют нейрогуморальную регуляцию, это проявляется эмоциональными и поведен ческими расстройствами. Клетки новообразований любой локализации выделяют токсические вещества, которые негативно влияют на работу нервной системы.
  • Терапевтические. Длительное ухудшение самочувствия при использовании химио- и лучевой терапии – тошнота, рвота, слабость, неспособность сконцентрироваться, вести беседу, выполнять повседневные дела – провоцирует депрессию. При применении некоторых препаратов она является возможным побочным эффектом.

У онкологических больных депрессия появляется как результат психотравмы, продолжительного стресса, нейроэндокринных нарушений. После подтверждения диагноза рака возникает стадия сопротивления – больные отказываются верить врачам, становятся раздражительными, гневливыми, требуют дополнительных обследований.

Затем неизбежна фаза депрессии – информация о заболевании принимается, перспективы оцениваются пессимистично вне зависимости от реального прогноза. На физиологическом уровне нарушается обмен биогенных аминов (нейротрансмиттеров) – серотонина, норадреналина и гамма-аминомасляной кислоты.

Изменяется скорость и направленность передачи импульсов, что проявляется снижением настроения и работоспособности.

Другой механизм развития депрессии – повышение активности гипоталамо-адреналово-надпочечниковой оси, вызванное развитием опухоли в железах внутренней секреции или головном мозге, наличием болевого синдрома, раковой интоксикации.

Симптомы депрессии у онкологических пациентов

Больные находятся в подавленном настроении, испытывают усталость, угнетенность. Они становятся неконтактными, на вопросы врачей и родственников отвечают монотонно, односложно. Общение даже с самыми близкими людьми тяготит.

Пациенты находят предлоги для прекращения беседы – усталость, плохое самочувствие, необходимость поспать, уйти на процедуры. При тяжелом течении депрессии общение полностью отсутствует, больные отворачиваются от собеседников, молча уходят в другую комнату.

Депрессия плохо отражается на эффективности основного лечения, замедляет процесс выздоровления. Пациенты отказываются от процедур, просят перенести их на неопределенный срок, ссылаясь на усталость, потребность в отдыхе, необходимость уехать в другой город по делам.

Не соблюдают рекомендованный врачом режим, не принимают пищу, говорят об отсутствии аппетита.

Речь и мыслительные процессы замедлены. Тяжелая депрессия проявляется апатией, нежеланием вставать с кровати, отсутствием интереса к окружающему и ранее увлекавшим занятиям. Больные не выходят на прогулки, не читают книги. Могут целыми днями смотреть на экран телевизора или за окно, но происходящее не воспринимают, не запоминают.

Любые движения выполняют через силу, нуждаются в посторонней помощи для совершения лечебных и гигиенических процедур, приема пищи. Иногда отказываются мыться, бриться, переодевать одежду.

Состояние депрессии значительно затрудняет проведение клинического опроса, пациенты скудно описывают самочувствие, склонны подтверждать или наоборот опровергать все предположения врача (все болит, везде болит).

Депрессивное состояние при онкологической патологии способно привести к суицидальному поведению.

К группе высокого риска по совершению самоубийства относятся пациенты с поздней стадией рака, когда утрачивается надежда на выздоровление, а смерть воспринимается как неизбежное событие.

Другими факторами, увеличивающими вероятность суицида, являются сильные боли, не поддающиеся медикаментозной коррекции, нервное истощение, усталость, неэффективность основной терапии, неблагоприятный врачебный прогноз, острое расстройство сознания, отсутствие контроля поведения.

Диагностика

Выявление депрессии у пациентов с онкопатологией – задача психиатра. Сами больные крайне редко обращаются за помощью, обследование проводится по инициативе родственников или лечащего врача. Диагностика нацелена на обнаружение характерных симптомов, оценку выраженности эмоционального расстройства, определение риска суицидального поведения. Применяются следующие методы:

  • Клиническая беседа. Проводится опрос пациента, родственников. Основные жалобы – подавленное настроение, плаксивость, апатия, отказ от еды, лечебных мероприятий. Больной неохотно поддерживает разговор, отвечает односложно.
  • Наблюдение. Психиатр оценивает особенности поведения, эмоциональных реакций пациента. Характерна медлительность, вялость, отсутствие мотивации к обследованию.
  • Психодиагностика. Ввиду быстрой утомляемости, истощенности больных используются экспресс-методики: опросник депрессии Бека, опросник депрессивных состояний (ОДС) и другие. Дополнительно проводится тест цветовых выборов (тест Люшера), рисунок человека.

Лечение депрессии у онкологических пациентов

Помощь онкологическим больным с депрессией направлена на купирование симптомов, ключевым из которых является апатия, а также на восстановление социальной активности, изменение отношения к болезни, к будущему. Лечение и реабилитация осуществляются усилиями врача-психиатра, психотерапевта, родственников. Комплексный подход включает:

  • Индивидуальную психотерапию. Сеансы проводятся в форме доверительной беседы. Используются техники когнитивной и экзистенциальной психотерапии, цель которых – подвести пациента к осмыслению заболевания, его влияния на жизнь, к осознанию базовых ценностей, принятию ответственности за свое состояние.
  • Посещение групп поддержки. Общение с другими больными помогает преодолеть отчаяние, чувство одиночества и отчуждения. Устранению депрессии способствует открытое обсуждение трудностей, связанных с болезнью и процессом лечения, получение эмоциональной поддержки, обмен опытом преодоления кризиса.
  • Применение медикаментов. Схема лечения определяется психиатром индивидуально с учетом используемых химиотерапевтических препаратов, выраженности и характеристик депрессии. Назначаются аналептические, психостимулирующие средства, нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты.
  • Семейные консультации. Близким родственникам больного также необходима психологическая помощь. Психотерапевт проводит беседы, дает рекомендации об изменении отношений с пациентом. Поддержка должна способствовать восстановлению активности, положительного настроя, важно не подменять ее жалостью и гиперопекой.

Прогноз и профилактика

Течение депрессии зависит от множества факторов: возраста пациента, стадии рака, эффективности лечения, наличия родственников. Прогноз определяется индивидуально, но вероятность восстановления нормального эмоционального состояния выше при комплексной поддержке медицинских специалистов и близких людей.

Для предупреждения депрессии необходимо стимулировать положительные эмоции и социальную активность больного.

Нужно разговаривать, выслушивать, поддерживать, вовлекать его в интересные занятия (игры, приготовление еды, просмотр комедий с обсуждением), компенсировать недостаток активности – помогать организовывать ежедневные ритуалы, прогулки, встречи с друзьями, походы в кинотеатр.

Источник: http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/psychiatric/cancer-depression

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.